Rambler's Top100
Церкви
 
[win|dos|koi|iso|mac]     

 

Главная
Церкви
Книги
Молитвы
Календарь
Гостевая
Форум
Ссылки

















 

Не с чужих слов

 

(впечатление участника крестного хода.)

О том, что мне удастся пойти на реку Великую я выяснил окончательно за день до отъезда. Побросал вещи в дорогу (выбранный из нескольких рюкзак в конце пути рассыпался по швам) и к 13.00 успел во двор храма. А на сбор еды в дорогу времени просто не хватило, взял деньгами.

Это было испытание. Неожиданные физические нагрузки; невозможность избежать потертостей ног; спешные из-за боязни далеко отстать от колонны переодевания на ходу; страдания еще менее подготовленных.

Недоедание и недосыпание отступили на второй план. Отец Никола (Татауров) из Перми наставлял отчаивающихся: "Богу угодны посильные труды" и, что исчерпавшие свои возможности должны пользоваться автобусом сопровождения.

Но участники настойчиво пытались пройти как можно больше именно ногами. Одни отставали на многие сотни метров, другие забегали вперед чтецов - певцов, нарушая чинность непрерывной во все время хода службы (под молитвенное песнопения действительно легче переносить тяготы пути.)

Десятичасовой переезд на автобусе позволил в общении наверстать упущенное в Казани общение. А в Красном, который теперь считается Кировом и удален от противоположного конца города на три часа пути, нас встретили традиционно тепло. И много знакомых лиц...

Накануне крестного хода вечером местное телевидение взяло несколько интервью у наших участников. Несмотря на то, что "красные" городские власти не поддержали наше начинание ни в первый, ни в последующие дни какого-либо противодействия или худого слова в свой адрес мы не слышали.

Первую остановку сделали, поклоняясь мощам Вятского чудотворца преподобного Трифона в одноименном мужском монастыре в черте города. Запомнилась дата 1399 год - время постройки дошедшего до нас каменного здания в комплексе монастыря.

Испили воду из Святого источника. В главном храме с ракой преподобного шла воскресная служба. Мы чинно заполнили четверть храма, стараясь не нарушать хода службы, и приложились к мощам преподобного Трифона Вятского.

В надежде, что по городу автобус сопровождать колонну будет непрерывно, как обещалось, старшее поколение сложило туда поклажу вместе со всеми лекарствами, что привело к трудно преодолимым проблемам. Выручил в этом и во многих других неожиданностях ижевец Алексей, жена и сын которого шли пешком. Он очень внимательно относился к нестроениям в колонне. На своей "четверке" он подвозил безнадёжно отстающих, ручную кладь и др., договаривался о ночлеге, заезжая вперёд, и затоваривался коробками продуктов по пути.... И всё это на собственном энтузиазме сверх его планов и возможностей, в том числе материальных. Спаси Христос ему, неожиданно разделившему тяжелую ношу организаторов Хода.

Второй день перехода был самым продолжительным. И здесь старшее поколение проявило свою стойкость. Уже не доверяя лекарств автобусу, бабули уперто отказывались от послаблений - идти под руку или отдышаться в авто - доверяя молодым только личную поклажу и выпрашивая у них "нарядные посохи". Они, не сильно ропща, на разгонявшуюся молодежь, подтягивались на коротких остановках при чтении Евангелия или привалах, растягивая колонну из восьмидесяти человек порой на необозримую длину.

Сосредоточенность на молении, заботы в колонне, периодически накатывающая усталость, тем не менее, позволяли следить за достоинствами сменяющихся пейзажей. А шли мы по живописнейшим местам: сказочные незнакомые еловые чащи перемежались открытыми пространствами неубранных хлебов с живописными перелесками. Пронзительная прозрачность воздуха позволяла отдыхать на редко открывающейся линии горизонта.

Врезалась в память утренняя картинка. Я увидел внизу во всю панораму на фоне темно-зеленого леса как от прогретой земли оторвалась уже довольно высоко узкая плотная полоса бело-пепельного тумана на нескольких холмах в ярко-золотом обрамлении солнца и жнивья (неубранного хлеба).

И на фоне этой красоты - высоченные каменные храмы в брошенных селах.... Какая-то "целесообразность" увела людей от святого источника в с. Гороховом. Это уже примета советского времени. Останки монументальных 25-метровых зданий церкви контрастируют с ухоженной оградой мужской и женской купелей разделенных сплошной деревянной перегородкой. Для удобства погружения над гладью неглубокой запруды закреплено бревнышко, отталкиваясь от которого обеими руками, можно окунуться с головой. Вслед за владыкой основная часть молодёжи топила себя в купели не иначе, как трехкратным погружением.

Для меня самым сложным оказался третий день пути. Ноги неожиданно отказывались повиноваться, особенно после стоянок. В эти моменты я прятался в конце колонны, с усердием неся поклажу самых неподготовленных. Постепенно я научился "разгонять" себя и всю середину пути предпочитал нести хоругви соблюдая чинность своих напарников таких как Иван (Ошин) и Александр (Мольков). Это позволяло идти рядом со священством и вблизи читающих - поющих во время службы.

Утро в ходе начиналось засветло. Как-нибудь выспавшись, на прямых ногах пытались успеть почистить зубы и воспользоваться расчёской, что не всегда удавалось.

Ранним утром лучше одеваться потеплее. Но если сразу на хоругви - вспотеешь. На ходу договариваешься о переодевании в ближайшие 20 мин. И на одном таком спешном переодевании в надежде не сильно отстать от колонны, оставил нагрудную икону Св. Николы. Однако надеюсь в ближайший крестный ход найти её в том же укромном месте у дороги на стволе берёзы.

Именно в этом крестном ходе научился радоваться обильной утренней росе, обещавшей отсутствие дождя в этот день. А игнорировать его, как многие, я научиться не успел. Меня поразило, как некоторые сбрасывали обувь и босыми шли и в дождь, и в вёдро, в то время как у меня наблюдалось какое-то устойчивое предубеждение горожанина, на столько боящегося довериться природе.

Религиозное напряжение достигло своего апогея у пня обретения образа Святителя Николы и продолжительной службы с прикладыванием к иконе. После этого окунание в четырёхградусную водную купель освящённого источника было естественным ритуалом, в котором участвовали все. Водитель автобуса сопровождения Ильдус с круглыми глазами следил за крестящимися и входившими в ледяную воду паломниками. Говорят, и сам, после всех, заразившись примером, доверился святому месту и окунулся в купели. И с Андреем Орловым - "Сусаниным", взявшим однажды над нами шефство, он прощался очень тепло: не иначе как с обниманием. Святое место облагораживает...

Для ведения непрерывной во всё время службы бралась с собой сумка служебных книг. И, преимущественно, я видел её на плече стройного Никиты (Бобкова).

Он и его брат Глеб, поражавшие всех знанием на память церковной службы, обращали на себя внимание подчеркнутой скромностью. И пока мозоли позволяли Глебу переступать он был ведущим чтецом во время всего хода ...

Певцам доставалось в непогоду - садился голос. Лечились травами на ходу. Надо сказать, что читать молитвы по книгам, идя почти вслепую ориентируясь боковым зрением на рядом идущих-это весьма не просто.

А как шло священство...! Им-то замены не было. Владыка Андриан, отец Никола, отец Сергий были примером поведения в наших испытаниях. И они уставали, но это не мешало им на коротких привалах отвечать на вопросы ревнителей благочестия.

И вот всё позади. Крестный ход завершён. Все нестроения и сопротивления лукавого блекнут на фоне благостного припадения к Святому месту - цели нашего предприятия.

Лично мне довелось испытать веру свою и обсудить, волнующие меня проблемы в полной мере. Немаловажно и то, что врачи, продержавшие меня месяц на больничном после травмы на производстве, и до последнего момента рекомендующие стационарное лечение, признали мое полное выздоровление.

Владимир Вакарь.

"Отверзу уста моя" №1 2002 г.

TopList

Rambler's Top100
be number one


Контактная информация: здесь
Комментарии, предложения: kirovold@ezmail.ru
Карта сайта: здесь   
Новости сайта: здесь